Здравствуй, Каспарс

Посвящаю письмо нашему дому и деревне. Дом находится немного в отдалении от деревни, можно сказать как хуторок, или по-нашему – выселок. Он старый, постройки начала прошлого века. После смерти хозяина пустовал, родственники в наследство не вступили. Вселились мы в него и заняли землю на свой страх и риск. Как в пустовавший дом. Надо еще прожить пять лет, и сможем его оформить как собственность, включая землю. Пришлось немного реставрировать. Построить двор и дворовые постройки, их я не взял в снимок. Баньку привезли с собой и собрали на месте. Дом типичен для деревни, занимающейся горнорудными промыслами. Нет ни резных наличников, ни ставен на окнах. Все лаконично. Людям не до изысков.

Деревня образовалась в конце 19-го века. В городе Богословске, тогда столице горного округа /ныне Карпинск/, жена местного промышленника, француженка, обратила внимание, что в подаваемой на стол дичи дробь не свинцовая, а платиновая. У охотников Коми, было узнано место, где они берут металл. Так был основан платиновый прииск, в последствии один из самых крупных в имперской России и в /СССР/, статуса мирового масштаба. Состоялась французская концессия, вплоть до тридцатых годов 20-го века. До «перестройки», в деревне был любительский театр, духовой оркестр. В старинном здании управления прииском, была больница, с хирургическим отделением. Ввиду отдаленности деревни, она была как бы автономна в жизнеобеспечении. Сейчас на наших глазах она приходит в упадок, ввиду прекращения добычи платины. Когда-то в ней, и в окрестных деревнях занимавшихся добычей платины и золота население было около 17 тысяч, Сейчас окрестных деревень нет, а у нас население около 700 человек. Вот такая история.

Познакомились с вашей весенней фотосессией, интересно бобровая плотина на вашей земле? Латышским занимаюсь утром, понемногу, нагрузив им голову на день, чтоб ненужные мысли не докучали.

До свидания, весеннего настроения всем Вам. У Вас уже цветы цветут и шмели проснулись.

А.

Северный Урал.